Пропаганда - не наш уровень
Он оставил ее мирно досыпать на еще не остывшей от любви постели, а сам вышел на улицу – опьянеть от морозного январского воздуха. На крыльцо сколоченного из сруба дома, откуда открывался вид на полный тайн и загадок сказочный лес…
Астротворец выпустил изо рта пар и укутался в отцовский халат. Мужчине было холодно. Обледенелые пальцы покраснели, и он спрятал их в карманы. Снег блестел и искрился на лунном свете и покрывалом укутывал землю и деревья…Лес слепил своей белизной.
Когда-то, наверное, еще в прошлом веке, таким чистым снег был лишь в отдаленных районах альпийских гор или среди ущелий мистического Тибета…
Все изменилось.
И пусть было холодно. Но Астротворец знал – в космосе еще холодней.
Он нащупал в кармане зажигалку и закурил легкие «Ковбойские». Мужчина прикрыл глаза от удовольствия. В мире победившей экологии любые сигареты были под строжайшим запретом. Однако на отдаленных космических станциях, где шныряли контрабандисты и пираты, можно было купить парочку пачек, только стоили они целую кучу кредитов. На одну жалкую пачечку с низким содержанием никотина приходилось откладывать несколько лет…
Да, решил сочинитель, в старых временах было нечто притягательное!
Взять хотя бы этот халат. Он поношенный и дырявый, но намного лучше того барахла, что синтезировали в лабораториях, а потом продавали на планетарных рынках.
Астротворец улыбнулся и сделал последнюю затяжку. Блуждая в космических пространствах, он иногда натыкался на занимательные вещицы. Как-то раз на одном заброшенном, вымершем, торговом судне, мужчине попалась шкатулка из красного дерева, то есть именно того дерева, за вырубку которого могли казнить или выслать до ближайшей черной дыры…
Планетарное правительство уже двадцать лет сильно ограничивало деревообрабатывающую промышленность. Исключение составляли, пожалуй, лишь совсем сухенькие и больные деревца, которые скорее вредили природе, чем обогащали ее. Но из таких деревьев ничего толком не создашь, не сделаешь, не вырежешь. Одинокие ремесленники, столяры и прочие мастера ножа и рубанка довольствовались лишь тем, что выращивали сами.
Люди научились брать от природы только самое необходимое.
Мужчина дотронулся до добротного сруба. Этот дом отец успел построить еще до того, как человек стал разумнее и скромнее.
Сочинитель запахнул халат, просунул ноги в сапоги и спустился по ступенькам в сад. Снег скрипел под каблуками, услаждая слух мужчины. По протоптанной тропинке он направлялся туда, где над всем садом возвышался старый ангар.
Астротворец снял с крючка ключ и отпер ржавый замок старого типа, которым в современном мире никто не пользовался. В сущности, смысл в замках вообще отпал. На Земле можно было оставлять двери открытыми, а окна распахнутыми, не опасаясь за свою жизнь…
Ибо, те, кто жаждал крови или легкой наживы, давно углубились в звездные недра вселенной.
Святые отцы прошлого говорили, что человек должен построить Рай. Они ошибались.
Рай мог возникнуть лишь там, где человечества нет и не будет. Ну, по крайней мере, его значительной части.
Мужчина взглянул на мерцающие зеленым датчики на приборной панели ангара. Солнечной энергии должно было хватить еще дня на два...Он зажег весь свет и прошел внутрь.
Когда-то в этом просторном ангаре на земляном полу стоял отцовский биплан. Он был красный и жутко дымил при полете. Сегодня Астротворец окидывал взглядом двухместный хромированный и украшенный космографией истребитель.
Который уже полгода стоял вот так, без дела! Звездному скитальцу было необходимо размять двигатели, крылья, механизм создания искусственной гравитации, что, точно маятник болтался прямо на носу.
Сочинитель приказал:
- Открыть.
Зеркальная крыша откинулась. Бортовой компьютер мгновенно замигал, сообщил о разгерметизации и принялся анализировать атмосферу. Мужчина забрался в кабину и откинулся на спинку винилового кресла…Провел рукой пальцами по приборной панели, сжал пульт управления и пришел к неутешительному для себя выводу – идеи не посещали его столько же, сколько истребитель стоял неподвижно.
Еще несколько дней и начнется настоящая наркотическая ломка.
Астротворец не хотел и не мог сочинять романы на Земле. Для создания по-настоящему захватывающих историй было слишком много кислорода и слишком мало опасности. Черт возьми, да он не мог из себя даже жалкого стишка выдавить!
Музы астротворцов, точно летящие кометы, сгорали при входе в атмосферу. Они превращались в пыль под ногами слишком миролюбивых жителей планеты.
А это могло означать только одно. Пора в новое путешествие! Скоро, совсем скоро, Астротворец зависнет среди радужных туманностей и оправдает свое имя!

@музыка: Kitaro

@настроение: нормальное

@темы: проза, космос, фантастика